Книги автора: Николай Иванов

Вход в плен бесплатный

Вход в плен бесплатный

6:05:38
Роман, проза
Ужасы чеченской войны не ограничиваются боевыми действиями и террористическими актами. Плен — испытание не для слабых. Что ждет российских офицеров, попавших в `подземную тюрьму` конца двадцатого века? Есть ли у них возможность выжить? Стоит ли им рассчитывать на помощь товарищей и государства?
Кремлевское дело

Кремлевское дело

17:13:53
Биографии, мемуары, ЖЗЛ
В повести-хронике рассказывается не только о самом громком в отечественной истории уголовном деле, перипетиях расследования, политической "кухне" верхов. Книга позволяет лучше понять проблему повальной коррупции, охватившей всю нашу страну. Главное ее достоинство – в документальности. Все сюжеты в ней подлинны, основаны на следственных материалах, приговорах судов, документах, которые публикуются впервые.
Объект 217

Объект 217

4:35:50
Приключения, военные приключения
Лето 1943 года. В районе Курской дуги по приказу Ставки строится стратегически важный участок железной дороги. Чтобы уничтожить объект, немцы забрасывают в наш тыл группу диверсантов. Одного из них, немку по имени Эльза, бойцам СМЕРШ лейтенанта Сергея Соболя удается взять живой. Но допросы ничего не дают. Чтобы выявить агентов и предателей, задействованных в подрыве железной дороги, оперативники придумывают хитроумный план. Соболь устраивает Эльзе побег. Так появляется шанс, что она выведет смершевцев на своих сообщников. То, что случилось потом, стало страшным сюрпризом для всех участников операции…
Перевал

Перевал

0:57:48
Роман, проза
По мотивам одноимённой повести (1959). Сибирь в разгаре 30-х. Смерть матери выбила Ильку из седла, а мачеха — из дому. Стремниной судьбы мальчишку прибило к артели рабочих, пробивающих дорогу лесосплаву… Повесть апологизирует человеческую доброту, выраженную на уровне детского, чистого сознания: Илька «теперь твёрдо знал, что, если в жизни будет когда-нибудь трудно, если случится беда, надо бежать не от людей, а к людям». Астафьев называл повесть своей «любимой вещью»: «К сожалению, мне больше не довелось написать столь бесхитростно-открытой, почти по-детски ясноглазой вещи, о чем я весьма и весьма сожалею». В своем зрелом творчестве художник, напротив, утверждает идею трагизма, бесперспективности человеческой истории. Судьба земли в итоговом романе «Прокляты и убиты» уже никак не связывается с судьбой человека.
Перевал

Перевал

3:27:43
Роман, проза
Эта проза - она оттуда. Из выдолбленных в скалах окопов, из арыков, по которым десантники на спинах выползали из-под обстрелов, из дрожащего чрева "вертушек", в которых уносились с застав на "большую землю" вперемежку живые и мертвые... Это юность тех, кто сначала рвался в бой, а потом долгие годы выходил из боя. поддержать канал
Спецназ, который не вернётся

Спецназ, который не вернётся

9:12:55
История, культурология
На каждом шагу их подстерегает пуля чеченского боевика или мина, но они, персонажи романа «Спецназ, который не вернется» настойчиво идут напролом к своим, так как знают почему и из-за чего затеянна эта глупая война. Но вот те, кто в этом замешан, хотят, чтобы они остались там, на поле брани…. Только вот сами спецназовцы об этом не знали, и продолжали пробиваться к своим – сквозь огонь собственной артиллерии, «утюжки» вертолетов, сквозь минные поля и засады. Они по сто раз на дню умирали, они хрипели, жадно глотая воздух, они свято верили в абсолютную справедливость страны, пославшей их на смерть. И вот закончилось все, что поддерживало в них жизнь. Остались лишь бережно сложенные в планшетке захваченные у боевиков документы, да в памяти – места, где тайно хоронили друзей…