Книги автора: Сергей Носов

Аутентичность

Аутентичность

1:24:14
Аудиоспектакли, радиопостановки и литературные чтения
Радиоспектакль по рассказу Сергея Носова. Англичанин Стив, влюбленный в русскую литературу, в частности, в поэзию Анны Ахматовой, посещает памятные места, дачу поэтессы...
Любовь к Парижу. Полтора кролика

Любовь к Парижу. Полтора кролика

0:45:12
Аудиоспектакли, радиопостановки и литературные чтения
Радиоспектакль по рассказам Сергея Носова. Трогательные герои в дурацких обстоятельствах - такова формула реализма Сергея Носова. Его рассказы могут вызвать улыбку и светлую грусть - попеременно или разом, - но как бы там ни было читать их - одно из наивысших доступных современному русскому читателю наслаждений. "Говорят, что Носов - писатель-абсурдист. Оно, может, и так - но лишь в той мере, в которой абсурдна сама повседневность". Редактор — Александра Медведкина (Байдикова). Режиссёр записи — Галина Дмитренко. Музыкальное оформление — Наталья Цыбенко. Звукорежиссёр — Дмитрий Апостолов "Любовь к Парижу" Исполнители: От автора — Сергей Дрейден; Инна — Светлана Крючкова; Маша — Марианна Мокшина. "Полтора кролика" Исполнители: От автора — Вячеслав Захаров; Рудаков — Сергей Дрейден; вопрошатель — Евгений Баранов; Магда Васильевна — Галина Гудова; полная дама — Татьяна Михалевкина; а также — Антон Багров, Полина Красавина.
Табу, актер!

Табу, актер!

0:44:48
Аудиоспектакли, радиопостановки и литературные чтения
Моноспектакль в исполнении Александра Лыкова по мотивам одноимённой пьесы Сергея Носова. Некогда любимец публики и востребованный актёр, оказывается брошенным и забытым, работает пожарным в театре. Жена сбежала с клоуном, а главному врагу поставили памятник. Артист находит массу способов, чтобы быть счастливым... «Табу, актер!» — спектакль глубокий, ироничный, в нем много чего зашифровано. Даже само название — говорящее: «ТАБУ-РЕТКА», читаешь наоборот вторую часть, получается «ТАБУ, АКТЕР!». И недаром его расшифровывает Забытый Герой, и становится ясен цинизм пепельницы из панциря черепахи, и очень трогательна полосатая шапочка на голове главного (и единственного) героя. Потому что панцирь — это все, что осталось от Тортиллы. Смешной чудак, служащий пожарным в театре по прозвищу Чурка — престарелый Буратино с обломанным носом, а шапочка — это свернутый колпачок. И становится понятным его боязнь огня и столярных инструментов, его сны о том, что он — дерево с тысячью веточек, листочков и кожей-корой. (из рецензии) Режиссёр - Галина Дмитренко. Звукорежиссёр - Дмитрий Апостолов. Композитор - Станислав Важов
Тайная жизнь петербургских памятников

Тайная жизнь петербургских памятников

13:37:04
Роман, проза
Необычная книга о «тайной жизни» памятников, несомненно, спровоцирует петербургского читателя на дополнительные прогулки по городу, а не петербургского – на посещение Петербурга. Написана она другом и доброжелателем памятников писателем Сергеем Носовым. Сравнить ее можно разве что с увлекательными книгами о животных, в среде которых подолгу живет исследователь.
Фигурные скобки

Фигурные скобки

6:27:07
Роман, проза
Роман Сергея Носова «Фигурные скобки» стал победителем «Нацбеста – 2015». Прозаика и драматурга Сергея Носова не интересуют звоны военной меди, переселения народов и пышущие жаром преисподни трещины, раскалывающие тектонические плиты истории. Носов – писатель тихий. Предметом его интереса были и остаются «мелкие формы жизни» –частный человек со всеми его несуразностями: пустыми обидами, забавными фобиями и чепуховыми предрассудками. Таков и роман «Фигурные скобки», повествующий об учредительном съезде иллюзионистов, именующих себя микромагами. Каскад блистательной нелепицы, пронзительная экзистенциальная грусть, столкновение пустейших амбиций и внезапная немота смерти – смешанные в идеальной пропорции, ингредиенты эти дают точнейший слепок действительности. Волшебная фармакопея: не фотография – живое, дышащее полотно. Воистину Носов умеет рассмешить так, что начинаешь пугаться своего смеха.
Франсуаза, или Путь к леднику

Франсуаза, или Путь к леднику

7:45:30
Роман, проза
Автор считает необходимым признаться, что все герои этого повествования и все события, здесь описанные, плод его воображения. Пусть никого не введет в заблуждение обилие бытовых и прочих подробностей. Нет в реальности таких путешественников, психотерапевтов, детских поэтов, художников, аудиторов, грумминг-мастеров, отставных инспекторов дорожного движения, учителей и драматургов… Таких детей и таких родителей, таких мужчин и таких женщин. И таких собак.