Зараз у тренді

Новинки

Популярні

Топ 100

Читаємі

19 октября

19 октября

0:11:14
Поэзия
Датируется 10—20 октября 1825 г. Напечатано Пушкиным впервые в альманахе „Северные цветы на 1827 г. Стихотворение:Роняет лес багряный свой убор, Сребрит мороз увянувшее поле, Проглянет день как будто поневоле И скроется за край окружных гор. Пылай, камин, в моей пустынной келье; А ты, вино, осенней стужи друг, Пролей мне в грудь отрадное похмелье, Минутное забвенье горьких мук. Печален я: со мною друга нет, С кем долгую запил бы я разлуку, Кому бы мог пожать от сердца руку И пожелать веселых много лет. Я пью один; вотще воображенье Вокруг меня товарищей зовет; Знакомое не слышно приближенье, И милого душа моя не ждет. Я пью один, и на брегах Невы Меня друзья сегодня именуют... Но многие ль и там из вас пируют? Еще кого не досчитались вы? Кто изменил пленительной привычке? Кого от вас увлек холодный свет? Чей глас умолк на братской перекличке? Кто не пришел? Кого меж вами нет? Он не пришел, кудрявый наш певец, С огнем в очах, с гитарой сладкогласной: Под миртами Италии прекрасной Он тихо спит, и дружеский резец Не начертал над русскою могилой Слов несколько на языке родном, Чтоб некогда нашел привет унылый Сын севера, бродя в краю чужом. Сидишь ли ты в кругу своих друзей, Чужих небес любовник беспокойный? Иль снова ты проходишь тропик знойный И вечный лед полунощных морей? Счастливый путь!.. С лицейского порога Ты на корабль перешагнул шутя, И с той поры в морях твоя дорога, О волн и бурь любимое дитя! Ты сохранил в блуждающей судьбе Прекрасных лет первоначальны нравы: Лицейский шум, лицейские забавы Средь бурных волн мечталися тебе; Ты простирал из-за моря нам руку, Ты нас одних в младой душе носил И повторял: «На долгую разлуку Нас тайный рок, быть может, осудил!» Друзья мои, прекрасен наш союз! Он как душа неразделим и вечен — Неколебим, свободен и беспечен Срастался он под сенью дружных муз. Куда бы нас ни бросила судьбина, И счастие куда б ни повело, Всё те же мы: нам целый мир чужбина; Отечество нам Царское Село. Из края в край преследуем грозой, Запутанный в сетях судьбы суровой, Я с трепетом на лоно дружбы новой, Устав, приник ласкающей главой... С мольбой моей печальной и мятежной, С доверчивой надеждой первых лет, Друзьям иным душой предался нежной; Но горек был небратский их привет. И ныне здесь, в забытой сей глуши, В обители пустынных вьюг и хлада, Мне сладкая готовилась отрада: Троих из вас, друзей моей души, Здесь обнял я. Поэта дом опальный, О Пущин мой, ты первый посетил; Ты усладил изгнанья день печальный, Ты в день его лицея превратил. Ты, Горчаков, счастливец с первых дней, Хвала тебе — фортуны блеск холодный Не изменил души твоей свободной: Все тот же ты для чести и друзей. Нам разный путь судьбой назначен строгой; Ступая в жизнь, мы быстро разошлись: Но невзначай проселочной дорогой Мы встретились и братски обнялись. Когда постиг меня судьбины гнев, Для всех чужой, как сирота бездомный, Под бурею главой поник я томной И ждал тебя, вещун пермесских дев, И ты пришел, сын лени вдохновенный, О Дельвиг мой: твой голос пробудил Сердечный жар, так долго усыпленный, И бодро я судьбу благословил. С младенчества дух песен в нас горел, И дивное волненье мы познали; С младенчества две музы к нам летали, И сладок был их лаской наш удел: Но я любил уже рукоплесканья, Ты, гордый, пел для муз и для души; Свой дар как жизнь я тратил без вниманья, Ты гений свой воспитывал в тиши. Служенье муз не терпит суеты; Прекрасное должно быть величаво: Но юность нам советует лукаво, И шумные нас радуют мечты... Опомнимся — но поздно! и уныло Глядим назад, следов не видя там. Скажи, Вильгельм, не то ль и с нами было, Мой брат родной по музе, по судьбам? Пора, пора! душевных наших мук Не стоит мир; оставим заблужденья! Сокроем жизнь под сень уединенья! Я жду тебя, мой запоздалый друг — Приди; огнем волшебного рассказа Сердечные преданья оживи; Поговорим о бурных днях Кавказа, О Шиллере, о славе, о любви. Пора и мне... пируйте, о друзья! Предчувствую отрадное свиданье; Запомните ж поэта предсказанье: Промчится год, и с вами снова я, Исполнится завет моих мечтаний; Промчится год, и я явлюся к вам! О сколько слез и сколько восклицаний, И сколько чаш, подъятых к небесам! И первую полней, друзья, полней! И всю до дна в честь нашего союза! Благослови, ликующая муза, Благослови: да здравствует лицей! Наставникам, хранившим юность нашу, Всем честию, и мертвым и живым, К устам подъяв признательную чашу, Не помня зла, за благо воздадим. Полней, полней! и, сердцем возгоря, Опять до дна, до капли выпивайте! Но за кого? о други, угадайте... Ура, наш царь! так! выпьем за царя. Он человек! им властвует мгновенье. Он раб молвы, сомнений и страстей; Простим ему неправое гоненье: Он взял Париж, он основал лицей. Пируйте же, пока еще мы тут! Увы, наш круг час от часу редеет; Кто в гробе спит, кто, дальный, сиротеет; Судьба глядит, мы вянем; дни бегут; Невидимо склоняясь и хладея, Мы близимся к началу своему... Кому <ж> из нас под старость день лицея Торжествовать придется одному? Несчастный друг! средь новых поколений Докучный гость и лишний, и чужой, Он вспомнит нас и дни соединений, Закрыв глаза дрожащею рукой... Пускай же он с отрадой хоть печальной Тогда сей день за чашей проведет, Как ныне я, затворник ваш опальный, Его провел без горя и забот.
7 стихотворений к Пасхе

7 стихотворений к Пасхе

0:20:07
Поэзия
Семь прекрасных стихотворений разных авторов к празднику Христова Воскресения.
7 стихотворений к Пасхе

7 стихотворений к Пасхе

0:20:07
Поэзия
Семь прекрасных стихотворений разных авторов к празднику Христова Воскресения.
«Касыда о вине» и «Стезя праведного»

«Касыда о вине» и «Стезя праведного»

0:45:32
Поэзия
Абу ибн аль-Фарид суфийский поэт-мистик попытался описать пережитое им состояние близости к Бытию, Единому, Богу. Глубина переживаний, мысли, выраженные в поэмах Ибн аль-Фарида, эмоциональное напряжение, пронизывающее его стихи, определили их уникальность — они справедливо считаются шедеврами средневековой арабской поэзии. Наиболее известными циклами стихов, выражающих мистические искания Ибн аль-Фарида, являются «Касыда о вине» и «Стезя праведного»(или «Большая касыда»). «Касыда о вине» представляет собой гимн вину, погружающему человека в состояние отрешенности от мирских дум и забот. Вино у суфиев — постоянный символ мистического экстаза — «духовного опьянения», его подносит «Кравчий» — сам Бог. Поэтому вино, Кравчий и опьянение, виноградная лоза становятся поэтическими символами суфийского «пути». «Большая касыда» или «Стезя праведного» — это уникальное явление в мировой поэзии, психологии и эзотерике. Впервые в поэтической форме переданы переживания человека становящегося святым. Человек это одна из фаз развития Духа. Так же как гусеница трансформируется в куколку, а она в великолепное воздушное создание — бабочку, так и человек, прежде чем достичь вершины своего совершенства, должен пройти несколько стадий развития. Некоторые из этих фаз развития мы знаем: ребёнок становится подростком, а затем взрослым человеком. Но очень редко внутреннее существо человека – сущность растёт одновременно с внешним существом – личностью. Только у весьма немногочисленных людей рост сущности достигает зрелости. И тогда на свет появляется «бабочка» — святой.
Авось

Авось

0:33:05
Поэзия
Описание в сентиментальных документах, стихах и молитвах славных злоключений Действительного Камер-Герра Николая Резанова, доблестных Офицеров Флота Хвастова и Довыдова, их быстрых парусников "Юнона" и "Авось", сан-францисского Коменданта Дон Хосе Дарио Аргуэльо, любезной дочери его Кончи с приложением карты странствий необычайных.
Аз есмь сущий

Аз есмь сущий

0:18:43
Поэзия
Вашему вниманию предлагается к ознакомлению третья книга стихов одиозного и незаслуженно забытого поэта Серебряного века Александра Тинякова — «Ego sum qui sum» (Аз, есмь сущий), чьи творчество и быт являют собой едкую сатиру на происходящий вокруг калейдоскоп суетного мира абсурдных событий называемых серьезным словом «жизнь». После прочтения этой книги Даниил Хармс сделал запись в своем дневнике: «Стихи надо писать так, что если бросить стихотворением в окно, то стекло разобьётся». 18+ Внимание! В строках присутствуют сцены гротеска и натурализма. ДРУГОЕ НАЗВАНИЕ: Ego sum qui sum [ориг.]
Аз есмь сущий

Аз есмь сущий

0:18:43
Поэзия
Вашему вниманию предлагается к ознакомлению третья книга стихов одиозного и незаслуженно забытого поэта Серебряного века Александра Тинякова — «Ego sum qui sum» (Аз, есмь сущий), чьи творчество и быт являют собой едкую сатиру на происходящий вокруг калейдоскоп суетного мира абсурдных событий называемых серьезным словом «жизнь». После прочтения этой книги Даниил Хармс сделал запись в своем дневнике: «Стихи надо писать так, что если бросить стихотворением в окно, то стекло разобьётся». 18+ Внимание! В строках присутствуют сцены гротеска и натурализма. ДРУГОЕ НАЗВАНИЕ: Ego sum qui sum [ориг.]
Азбука для малышей. Стихи и песни

Азбука для малышей. Стихи и песни

0:42:38
Для детей, аудиосказки, стишки
Хотите, чтобы Ваш малыш, которому только исполнилось 3, 4 или 5 лет, познакомился с Азбукой в форме увлекательной игры? Хотите, чтобы Ваш будущий ученик 6-ти или 7-ми лет потренировался со знанием букв? А может, быть, Вашему первокласснику или второкласснику интереснее учиться, играя, да еще и увлечь весь класс? Тогда «Азбука для малышей» – именно то, что Вам нужно. Буквы азбуки оживают в стихах и песенках Б.Заходера, Е.Благининой, М.Либина, Г.Сапгира, В.Лунин, В.Татаринова
Алфавит грешника. Итог

Алфавит грешника. Итог

5:09:00
Поэзия
Стихи, представленные в книге, структурированы по алфавиту.  Лирика поэта проникнута высокой гражданской позицией и искренней болью сердца за происходящее вокруг и сейчас. Высокий стих и афористичность, ирония, философские размышления и отступления, всесторонне охватывающие исторические эпохи — от древности до настоящих дней — читаются легко и, безусловно, доставят удовольствие любителям и знатокам поэзии.
Ароматы и цвета

Ароматы и цвета

0:50:36
Поэзия
Разгадка поэмы «Ароматы и цвета» буквально лежит на поверхности. Так характеризуют кварки несмотря на то, что у них, разумеется, нет ни ароматов, ни цвета… Попытки постигнуть непостижимый мир, Творца, движущие силы мироздания всегда волновали неравнодушных. Автор вновь обращается к этой задаче, открывая произведение коротким стихотворением, написанным им на латыни и переведенным на русский. Такое необычное решение словно бы указывает на связь античных времен с современностью. Никто не запрещает нам, как Катулл, писать стихи о жизни, смерти и любви на латыни… Далее автор делится своим необычным видением Рождества, постепенным спуском в Дантовский ад, и возрождением в Пасхе. Поэму завершает, стилизованная под народную, разухабистая песенка, как бы сводящая на нет серьёзный стиль всего нарратива.
Аскольд и Анна или Спящая Красавица

Аскольд и Анна или Спящая Красавица

0:27:00
Поэзия
История Старой Сказки, рассказанная по-новому. Впрочем, это совсем другая история, к тому же, в стихах — добрая, весёлая, волшебная. Можно слушать с детьми.
Баллада о манекенах

Баллада о манекенах

0:03:59
Поэзия
Семь дней усталый старый Бог В запале, в зашоре, в запаре Творил убогий наш лубок И каждой твари — по паре…
Баллада о ненависти и любви

Баллада о ненависти и любви

0:13:19
Поэзия
Метель ревет, как седой исполин, Вторые сутки не утихая, Ревет как пятьсот самолетных турбин, И нет ей, проклятой, конца и края!...
Баллада о ненависти и любви

Баллада о ненависти и любви

0:12:45
Поэзия
Ненависть, как ни сильна порой, - не самая сильная вещь на свете.
Баллада о ненависти и любви

Баллада о ненависти и любви

0:11:41
Поэзия
Прекрасное произведение, которое навсегда останется в моём сердце. Желаю всем приятного прослушивания.