Сейчас в тренде

Новинки

Популярные

Топ 100

Читаемые

Беседы детского доктора

Беседы детского доктора

5:06:51
Разное
Известный московский врач-педиатр с 50-летним стажем обсуждает ряд острых тем, актуальных ныне как для родителей, так и для врачей: естественное/искусственное вскармливание, профилактические прививки, учет экологической обстановки, вегетарианское и раздельное питание, лечебное голодание и др. В доступной форме описаны методы борьбы с наиболее распространенными в настоящее время детскими заболеваниями: дисбактериозом, диатезом, ОРВИ, астматическим бронхитом и т. п. Адресованы «Беседы» широкому кругу читателей: от молодых родителей до практикующих врачей-педиатров.
Беседы об опере

Беседы об опере

6:41:52
Разное
Вот уже четыре века опера владеет сердцами и мыслями миллионов людей, три сотни лет при первых звуках оркестра в зрительном зале возникает та особая атмосфера подъема, волнения, праздничности, которая неизменно сопровождает оперный спектакль. Это чувство приподнятости равняет всех — и знатоков вокального искусства, и неподготовленных слушателей. Сочетание драмы и музыки, участие огромного исполнительского коллектива — солистов, хора и оркестра, — живописность зрелища и разнообразие драматических приемов — все это создает незабываемое художественное впечатление. Да и вряд ли какой-либо другой вид драматического искусства может поспорить с оперой в ее поразительной способности воплощать жизнь народа в массовых сценах, рисовать небывалые фантастические и сказочные образы и одновременно с такой глубокой правдивостью передавать личные, часто затаенные человеческие переживания. Это могущество оперных образов, их непосредственное воздействие на слушателя оказались на протяжении столетий сильнейшим магнитом для выдающихся музыкантов мира. «Есть нечто неудержимое, влекущее всех композиторов к опере, — откровенно признавался П. И. Чайковский в пору создания «Онегина», — это то, что только она одна дает вам средства сообщаться с массами публики... Опера и именно только опера сближает вас с людьми... делает вас достоянием не только отдельных маленьких кружков, но при благоприятных условиях всего народа». Однако тайна сценического воздействия на массу была доступна далеко не каждому композитору. Ею владели только подлинные музыкальные драматурги — такие, как Глинка, Моцарт, Верди, Бизе, Мусоргский, Чайковский, Бородин, Римский-Корсаков. Мало того, бесспорное признание аудитории получали лишь те их произведения, где яркость образов сочеталась с особой целесообразностью музыкально-сценических приемов, помогавшей слушателю проникнуть в замысел композитора. Стоило художнику пренебречь этим условием, поступиться в своих поисках жизненностью содержания, языка или формы, как контакт с аудиторией нарушался. И нередко в своем «неприятии» зритель оказывался прав: вместо строгого отбора средств в работе композиторов подчас проявлялось увлечение крайностями; одних порабощал оркестр и его краски, других — вокальная техника или декоративная сторона спектакля, третьих — способность музыки подражать интонациям человеческой речи. Эти односторонние эксперименты расшатывали стройный организм оперы, обедняя ее возможности, а иногда и искажая их. Даже в тех случаях, когда подобные опыты производила рука гениального музыканта (хотя бы Вагнера, безмерно обогатившего оркестровую палитру в ущерб вокальной стороне оперы), они вносили известный разлад в восприятие слушателя, а подчас заставляли его сомневаться в целесообразности самого жанра. За время своего долгого существования опера не раз переживала серьезнейшие кризисы. Бывали времена, когда тематика ее оскудевала и вырождалась, когда под лозунгом борьбы с оперной условностью объявлялась война основным ее закономерностям. Бывали и такие периоды, когда мнимые новаторы доходили до абсурда, отвергая на оперной сцене всякое осмысленное действие (это характерно, кстати, и для некоторых современных зарубежных авторов, провозгласивших «свободу» оперы от конкретных идей и образов). Однако подобные кризисы, обычно связанные с упадком духовной жизни страны или резким политическим поворотом, длились до тех пор, пока следующая волна общественного подъема не помогала художникам выбраться из тупика. И каждый раз, когда композиторы вновь касались существенно важных тем, разрешая их с реалистической полнотой и искренностью, когда их творчество питалось передовыми идеями современности, опера неизменно возвращалась к жизни и в полном смысле слова становилась достоянием народа. Споры вокруг музыкального театра не стихают и сегодня, захватывая все более широкий круг музыкантов-профессионалов и любителей. Предметом обсуждения чаще всего является самая природа оперы, ее язык, ее формы, а главное, закономерности музыкальной драматургии, до сих пор все еще не вполне изученные. Они и в самом деле весьма своеобразны. При всей близости к театру драматическому опера имеет свои, отличные от него сценические законы, свою свободу и ограничения, свою театральную условность. При сравнении обоих искусств многое в опере кажется неправдоподобным, неестественным: взять хотя бы основное отличие музыкального театра — то, что люди на сцене поют, а не говорят, притом часто поют одновременно, по трое, по четверо и больше, произнося различный текст и выражая разные мысли и настроения. Смысл слов в подобных сценах уловить трудно, а то и вовсе невозможно. И все-таки отношения действующих лиц раскрываются с такой полнотой и, главное, в таких тончайших оттенках, которые в драме, в гораздо более правдоподобных обстоятельствах, нередко ускользают от внимания зрителя. Возьмем другую условность: многие мысли героев в опере как бы договаривает оркестр, представляющий подчас своего рода авторский комментарий к происходящим событиям. К такому приему композиторы прибегают и в драме и в кино, но там значение инструментальной музыки чисто вспомогательное: создает ли она эмоциональный «фон» действия, заполняет ли паузы, или посредством знакомой мелодии напоминает о каком-либо событии, подобный «музыкальный подтекст» всегда краток, эпизодичен и отнюдь не претендует на самостоятельное значение. В опере же оркестр «действует» непрерывно, активно вмешиваясь в речь героев, он не только высказывает вслух недоговоренные ими мысли, но порой спорит с ними, настаивая, поясняя публике, что они на самом деле чувстуют и о чем умалчивают; при этом взаимодействие инструментальной и вокальной партий так естественно и правомерно, что оркестр часто убеждает слушателя больше, чем речь актеров. И ощущение времени в опере иное, чем в драме. Драматическому актеру, скажем, несравненно труднее удерживать внимание слушателей на одной мысли, одном переживании, чем актеру оперному. Власть музыки такова, что самые пространные оперные монологи, например письмо Татьяны или философское размышление Руслана на поле битвы, отнюдь не кажутся слушателю утомительными. Наоборот, он признателен композитору за эти минуты полной сосредоточенности на одном действии, чувстве или мысли. Они помогают ему не только понять внутренний смысл происходящего, но и легче охватить общую композицию целого; без таких опорных моментов, расчленяющих целое и подчеркивающих значительность отдельных мыслей, самый процесс развития музыкальных образов оставил бы у слушателей ощущение бесформенности. В течение всех лет существования оперы композиторы находили все новые и новые сценические приемы, но основные закономерности музыкальной драматургии, осознанные ими еще на заре оперного искусства, до сих пор не теряют своей силы. Наше знакомство с оперой мы и начнем с истории ее возникновения.
Бесы. Приключения русской литературы и людей, которые ее читают

Бесы. Приключения русской литературы и людей, которые ее читают

0:44:42
Разное
«Лишний человек», «луч света в темном царстве», «среда заела», «декабристы разбудили Герцена»… Унылые литературные штампы. Многие из нас оставили знакомство с русской классикой в школьных годах – натянутое, неприятное и прохладное знакомство. Взрослые возвращаются к произведениям школьной программы лишь через много лет. И удивляются, и радуются, и влюбляются в то, что когда-то казалось невыносимой, неимоверной ерундой. Перед вами – история человека, который намного счастливее нас. Американка Элиф Батуман не ходила в русскую школу – она сама взялась за нашу классику и постепенно поняла, что обрела смысл жизни. Ее увлекательная и остроумная аудиокнига дает русскому читателю редкостную возможность посмотреть на русскую культуру глазами иностранца. «Восприятие русской литературы глубоко прочувствовано внутренне раскрепощенным человеком, наделенным к тому же незаурядным чувством юмора и уникальной наблюдательностью; оно проникнуто каким-то особым лиризмом, лишено слепого академического пиетета и потому, хотелось бы верить, приближает мир классической русской литературы к современному американскому читателю». (О. Анцыферова, журнал «Вопросы литературы» 2011, 2)
Битвы за еду и войны культур: Тайные двигатели истории

Битвы за еду и войны культур: Тайные двигатели истории

3:24:03
Разное
Еда – центральный аспект нашей жизни, но в учебниках истории об этом не пишут. Многое из того, что происходило на кухне, никогда не записывалось, а свидетельства съедены и забыты. Между тем, история всегда была неразрывно связана с пищей: разгорались гвоздичные войны и кондитерские конфликты, в погоне за специями открывались новые континенты, империи рождались и разрушались из-за битв за еду. Том Нилон изучил сотни антикварных кулинарных книг и восполнил пробел в наших исторических знаниях. Лучше иметь под рукой (перед глазами) текстовую версию книги из-за обилия любопытных иллюстраций.
Благородство духа

Благородство духа

5:52:10
Разное
В этой небольшой работе автор, известный голландский философ и культуролог Роб Римен (род 18.02.1962), пытается переосмыслить то место, которое в современном мире заняли традиционные ценности западной культуры. Неизбежный вывод: само выживание цивилизации в наш век находится под угрозой и невозможно без ее обращения к своим истокам.
Блудливое Средневековье. Бытовые очерки западноевропейской культуры

Блудливое Средневековье. Бытовые очерки западноевропейской культуры

9:48:49
Разное
Добро пожаловать в Средневековье – жестокую и веселую эпоху, когда люди с одинаковым рвением молились и убивали, пировали и постились, грешили и каялись. Время фанатиков, умиравших за веру Христову в Крестовых походах, и лицемеров, именовавших бобров рыбой, чтобы их можно было есть в постные дни. В этой аудиокниге автор расскажет о том, как в Средние века влюблялись и распутничали, мылись и предохранялись, рисовали половые органы на стенах церквей. А еще слушатели узнают о том, в каком возрасте выходили замуж, как жили без ванны, что означал супружеский долг, выяснят, почему «проститутка» лучше «шлюхи», и даже разберутся, из-за чего развалилось обвинение в ведьмовстве против Жанны д`Арк.
Боги Лотоса

Боги Лотоса

16:44:50
Разное
"Большой знаток Востока - Парнов, он увлекательно, в форме путевых заметок, повествует о вековых обычаях, древнейших культах загадочного для многих мира, срывает окутывавший его мистический покров, показывает земные истоки мистических представлений. Написанная ярко, публицистически остро, основанная на личных впечатлениях и наблюдениях, книга, несомненно, вызовет интерес у самых широких читательских кругов." Содержание:От издательства Боги и маги. Интродукция на тему Восток-Запад Зов издалека Свет вершин Путем трезубца Путями древних кочевий Сокровища на Лотосе Колесо Мира Долина Белого Конуса Полет стрелы. Интерлюдия на тему Самадхи Жестокий эксперимент. Интерлюдия на тему Дзен и фантастика Колесо "Золотой Срединной Дороги" Путём великой колесницы Свет камней Спящее божество Очи Лотоса Трава Луны Под знаком лунных Рогов. Интрелюдия на лунную тему Магический треугольник Последнимй перевал Путем трех пагод. Финал
Божественный сумасброд. Жизнеописание и песни Друкпы Кюнле

Божественный сумасброд. Жизнеописание и песни Друкпы Кюнле

5:07:47
Разное
Друкпа Кюнле Друкньон Кунга Легпа, обычно известный, как Друкпа Кюнле. Один из самых известных представителей «Безумной мудрости» Тибета и Бутана. Прославился своими эксцентричными методами обучения, которые часто имели ярко выраженную сексуальную направленность. Его действия, свободные от запретов и верхоглядства, казались неуместными с общепринятыми нормами поведения. По этой причине его часто называли Друкньоном или Священным Сумасбродом линии Друкпа.
Божий казначей

Божий казначей

6:15:00
Разное
Старый плотник Роджер неожиданно получил в наследство большую сумму денег. Он поблагодарил за это Господа и дал ему обет: «Ты сделал меня Своим казначеем. Я буду тратить деньги на бедных, обездоленных детей, »… ибо таковых есть Царство Небесное". С этой целью он отправился в Лондон, где жила его старшая дочь и брат, которого не видел много лет. Разыскивая брата, Роджер познакомился с жизнью бездомных детей, которые зарабатывали деньги попрошайничеством. Он с удивлением узнал, что многие из них не хотят оставлять свое занятие, потому что оно приносит значительный доход, что его опустившийся брат также нищий, поскольку не хочет работать. Роджер понял, что давать деньги маленьким бродяжкам — значит способствовать их деградации, поскольку они никогда не откажутся от праздного образа жизни, пополнив в будущем ряды преступного мира.
Большая Игра

Большая Игра

8:31:18
Разное
Молли Блум – милая брюнетка из Колорадо, в юности она занималась спортом, но никак не могла дотянуться до самых высот. В конце 2000-х годов Молли перебралась в Голливуд и устроилась работать помощницей в финансовую контору, начальник которой организовывал закрытые турниры по покеру для богатых калифорнийцев. Разобравшись, как устроен мир покера за закрытыми дверями, Молли решила сама попытаться организовать карточный турнир, переманив всех клиентов у бывшего босса… И тут началась Большая Игра! За столами Молли выигрывались и терялись сотни миллионов долларов; знаменитости, обласканные светом софитов и вспышками фотокамер, не пропускали ни одной встречи у Молли, а ставок выше Голливуд еще не видел никогда. Игра Молли стала досугом, о котором мечтали все, а допускались лишь избранные. Молли построила покерную империю, стать частью которой мечтали все… «Большая игра» – закулисный взгляд на величайшую карточную империю современности, а также на все опасности, деньги, людей, победы и поражения, связанные с движением на самый верх.
Большие чемпионы

Большие чемпионы

22:31:02
Разное
Все, что вы хотели узнать о боксе и о чемпионах мира в тяжелом весе! Скандальные имена и необыкновенные истории! Все самое-самое интересное об известнейших боксерах мира - в уникальной книге Александра Беленького "Большие чемпионы". Александр Беленький - обозреватель газеты "Спорт-экспресс" и англоязычного боксерского сайта, комментатор телеканала "Спорт". Сегодня он - лучший специалист по боксу среди российских журналистов. Его книга "Большие чемпионы" - это одновременно и справочник, и увлекательный рассказ о тех, кто буквально потом и кровью завоевывал себе места на мировых пьедесталах.
Большой потенциал. Как добиваться успеха вместе с теми, кто рядом

Большой потенциал. Как добиваться успеха вместе с теми, кто рядом

6:15:36
Разное
Стремление первым опустошает и приводит к депрессии. Профессор Шон Эйкор предлагает решение этой проблемы – аккумулировать Большой потенциал (свой и тех, кто рядом). Хвалить других и приходить им на помощь, чтобы вместе достигать большего. Автор книги Шон Эйкор – профессор позитивной психологии в Гарвардском университете, исследователь счастья, один из самых популярных преподавателей Гарварда, коуч и спикер, ученик доктора Тала Бен-Шахара, исследователя позитивной психологии и лидерства в Гарварде. Шон – один из основателей научно-исследовательского института позитивной психологии. Его курс по позитивной психологии стал одним из самых популярных и посещаемых в Гарварде, а его исследования и лекции о счастье и человеческом потенциале популяризуют The New York Times, Boston Globe, The Wall Street Journal, а также радио NPR и CNN. Выступает с лекциями по позитивной психологии и проводит корпоративные мастер-классы для компаний из списка Fortune 500 и некоммерческих организаций. Также Шон – один из самых популярных лекторов TED, у его лекции о счастье как залоге успеха, достижений и достатка свыше 17 млн просмотров. Шон Эйкор основал консалтинговую компанию Aspirant, которая занимается исследованиями Большого потенциала – жизни и достижений выдающихся людей, чтобы выявить статистически значимые закономерности и обнаружить точки, где пересекаются потенциал человека, его успех и счастье. Проводил исследования для швейцарского банка UBS и подтвердил рабочую гипотезу о том, что смена парадигмы, в которой мы думаем о стрессе, меняет физические реакции нашего организма на стресс. А еще Шон написал детскую сказку про Большой потенциал и позитивную психологию The Orange Frog.
Большой театр. Культура и политика. Новая история

Большой театр. Культура и политика. Новая история

18:54:53
Разное
Живая, неортодоксальная история взаимодействия политики и искусства, власти и общества, Царя и Театра. Большой театр – один из самых прославленных брендов России. На Западе слово Bolshoi не нуждается в переводе. А ведь так было не всегда. Долгие годы главным музыкальным театром империи считался Мариинский, а Москва была своего рода «театральной Сибирью». Ситуация круто переменилась к концу XIX века. Усилиями меценатов была создана цветущая культура, и на гребне этой волны взмыл и Большой. В нем блистали Федор Шаляпин, Леонид Собинов, Антонина Нежданова, Сергей Рахманинов. Первые послереволюционные годы стали самыми трудными в истории театра. Ленин с фанатической настойчивостью стремился закрыть его. В роли спасителя выступил… Иосиф Сталин, оценив Большой как профессиональный политик. Большой театр всегда был важнейшим инструментом в диалоге власти и общества. Книга культуролога и музыковеда Соломона Волкова – политическая история Большого от ХIХ века до наших дней. История взаимодействия Царя и Театра. Содержание:Больше, чем театр Часть первая. Становление Большого театра. Эпоха Верстовского. Глава 1. Верстовский: ранние годы Глава 2. Николай I, Верстовский и Глинка Часть вторая. Большой на переломе эпох: триумфы и испытания. Глава 3. Шаляпин, Теляковский и Николай II Глава 4. Грозовое десятилетие: 1914–1924. Ленин, Луначарский, Малиновская Часть третья. Сталин и Большой театр. Глава 5. «Головановщина» Глава 6. Сталин в ложе: случай “Леди Макбет Мценского уезда”. Классика на службе политики: случай “Ивана Сусанина” Глава 7. Война и Большой театр Глава 8. Послевоенные годы Часть четвертая. Большой от оттепели до наших дней Глава 9. Хрущевские времена Глава 10. Брежневские годы Глава 11. В пути: от перестройки до современности
Болят колени. Что делать?

Болят колени. Что делать?

5:57:24
Разное
Страдания человека, утратившего способность без боли сгибать ногу в колене, – безмерны. Попытки хирургов по замене связок и самого сустава, удаление менисков приводят лишь к временным результатам. Благодаря реабилитации по авторской методике доктора Бубновского пациенты после травм коленей и сложных операций выигрывают золотые медали на Олимпийских играх, чемпионатах Европы и мира, а люди, далекие от спорта, даже после 70, забывают про костыли и перестают хромать! В книге даны специально разработанные автором упражнения, обсуждаются мифы и заблуждения, связанные с лечением колена, подробно описано лечение артритов и артрозов коленного сустава, восстановление после травмы и операций.
Борьба за право

Борьба за право

3:24:28
Разное
Издание содержит знаменитую монографию «Борьба за право» немецкого юриста Рудольфа фон Иеринга. Иеринг стремился соединить политико-правовые теории с социологическими, психологическими и иными концепциями. Книга проливает яркий свет на все жизненные и правовые отношения. Рудольф фон Иеринг: «С той минуты, когда право откажется от готовности на борьбу, оно должно отказаться от самого себя» Предисловие. Весною 1872 года я сделал в юридическом обществе в Вене доклад, который летом того же года я напечатал в существенно расширенном и рассчитанном на более широкий круг читателей виде под заглавием «Борьба за право» (Der Kampf um’s Recht). Цель, которая руководила мною при создании и опубликовании этого произведения, была прежде всего не столько теоретической, сколько этико-практической, направленной на содействие не столько научному познанию права, сколько тому настроению, из которого право должно черпать свою последнюю силу: настроению мужественного и настойчивого проявления правового чувства. Ряд последующих изданий, которые выдержало это маленькое произведение, служит мне доказательством того, что своим первым успехом оно обязано не прелести новизны, а убеждению широкой публики в правильности защищаемого в нем основного взгляда. В этом выводе укрепляет меня также свидетельство других стран, выразившееся в чрезвычайно большом числе переводов этого произведения. В позднейших изданиях я выпустил прежнее начало, так как в нем высказывалась мысль, которая при незначительности предоставленного для нее места казалась не совсем понятной. Я не знаю, не следовало ли мне, приступая к распространению этого произведения в кругах неспециалистов, выпустить все те его части, которые имеют в виду больше юристов, чем профанов, какова, в особенности, заключительная часть о римском праве и современной его теории (стр. 58 и след.). Если бы я мог предвидеть ту популярность, которую завоевало это мое произведение, я с самого начала придал бы ему другой вид, но, ведя свое происхождение из доклада, прочитанного перед юристами, это сочинение согласно его первоначальному назначению рассчитано прежде всего на последних, и я не считал нужным ничего изменять в нем, так как это обстоятельство не оказалось препятствием для распространения его в кругах неспециалистов.