Книги читця: Сергей Смирнов

Алмазный мой венец

Алмазный мой венец

10:08:29
Разное
Книга Валентина Катаева «Алмазный мой венец» открыто полемическая. На широком историко-литературном фоне писатель прослеживает судьбы многих своих собратьев по перу. «Не роман, не рассказ, не повесть, не поэма, не воспоминания, не мемуары, не лирический дневник… Но что же? Не знаю». Эта цитата из произведения В. Катаева снимает многие из тех вопросов, которые могут возникнуть перед читателем. Предлагая «замену связей хронологических связями ассоциативными», автор утверждает свой стиль, то, что он считает новой формой.
Воскресение

Воскресение

18:12:16
Аудиоспектакли, радиопостановки и литературные чтения
В своем последнем романе Толтой затронул нравственные вечные вопросы: справедливость, добродетель, смысле жизни и счастье. Князь Нехлюдов, присяжный на суде, узнав в подсудимой Маслову Катю — горничную, соблазненную и брошеную ним, решает искупить свою вину перед ней. В голове у князя поносятся праведные мысли, рассказать своей невесте каков он негодяй, просить пощения у Кати, признаться всем о своем истинном лице…
Земное притяжение

Земное притяжение

9:32:02
Детективы, триллеры, боевики
Их четверо. Летчик из Анадыря; знаменитый искусствовед; шаманка из алтайского села; модная московская художница. У каждого из них своя жизнь, но возникает внештатная ситуация, и эти четверо собираются вместе. Точнее – их собирают для выполнения задания!.. В тамбовской библиотеке умер директор, а вслед за этим происходят странные события – библиотека разгромлена, словно в ней пытались найти все сокровища мира, а за сотрудниками явно кто-то следит. Что именно было спрятано среди книг?.. И отчего так важно это найти?.. Кто эти четверо? Почему они умеют все – управлять любыми видами транспорта, стрелять, делать хирургические операции, разгадывать сложные шифры?.. Летчик, искусствовед, шаманка и художница ответят на все вопросы и пройдут все испытания. У них за плечами – целая общая жизнь, которая вмещает все: любовь, расставания, ссоры с близкими, старые обиды и новые надежды. Они справятся с заданием, распутают клубок, переживут потери и обретут любовь – земного притяжения никто не отменял!..
Послушай, вспомни обо мне…

Послушай, вспомни обо мне…

1:50:08
Аудиоспектакли, радиопостановки и литературные чтения
К 175-летию со дня гибели Михаила Юрьевича Лермонтова… Программа повествует о трагической цепочке событий, приведших к дуэли и смерти М.Ю. Лермонтова в неполные 27 лет. Как могло случиться, что вслед за Пушкиным безвременно ушел из жизни еще один великий русский поэт? Что это: стечение обстоятельств или чей-то злой умысел? Чтобы ответить на эти вопросы, участники программы анализируют события последних лет жизни поэта: от первой ссылки на Кавказ до рокового поединка, важные обстоятельства которого были открыты лишь в последнее время. Прозвучат документальные свидетельства современников Лермонтова, фрагменты его писем и стихов. Программу ведут сотрудники Лермонтовского музея-заповедника «Тарханы» Елена Родина и Надежда Потапова.
Призрак Канта

Призрак Канта

9:22:09
Детективы, триллеры, боевики
Что может быть лучше отпуска… с приключениями! Однако инженер Василий Меркурьев, так мечтавший о холодном море и осеннем лесе, не желает никаких приключений!.. Но они начинаются, как только он приезжает в небольшой отель на взморье. Хозяин знакомит его с постояльцами, среди которых студентка, скучающий юноша, девица, явно вышедшая на охоту, и… молодая ведьма. Меркурьев, разумеется, ни в каких ведьм не верит. И тут, словно в насмешку, окружающая действительность начинает шутить с ним странные шутки: старинную книгу о жизни философа Канта словно кто-то читает, огонь в камине загорается сам собой, а на заброшенном маяке происходит… убийство. Василий Меркурьев точно знает, что не существует ни ведьм, ни призраков, ни духов – и все время натыкается на тайные или явные следы их присутствия. Даже любовь с молодой ведьмой – или не ведьмой?.. – ему словно напророчили потусторонние силы… Иногда на самом деле бывает трудно поверить. Еще труднее осознать и принять! Но если разрешить себе поверить – жизнь оказывается полна чудес, и не выдуманных, а самых настоящих!
Ремесло отчуждения

Ремесло отчуждения

3:04:54
Роман, проза
В 1988 году появляется книжка Белова «Ремесло отчуждения» с подзаголовком — бюрократия и экология. Характерной чертой публицистики Белова является то, что обычно в своих статьях он выходит за рамки тематики, обозначенной в названии статьи, развивает мысль, делает широкие отступления, иногда биографические, иногда лирические, потому что в нем преобладает писатель и поэт, а не журналист и публицист. В этой книжке он далеко выходит за границы обсуждения бюрократии и экологии. Вначале автор говорит о том, что в Москве в принципе никогда не было проблем с обеспечением продуктами, которые завозились туда со всех областей. А сами жители этих областей вынуждены были некоторое время везти свою же продукцию из Москвы домой. Лично Белов возил из Москвы вологодское масло. Затем вопрос ставится шире. Имея собственные продукты, мы покупаем финские яйца и сметану, кубинскую картошку, голландское масло, канадскую муку и аргентинское мясо. «Мы называем землю матерью-кормилицей, поем ей гимны и славословия, — пишет далее Белов. — Но это лишь слова. На деле мы поступаем с ней безнравственно и жестоко, мы давно забыли, что она живая. Как все живое она ждала милосердия. Но произошло отчуждение. Вместо любви, милосердия земле было уготовано презрение и равнодушие.
Чу-Чу

Чу-Чу

1:06:23
Аудиоспектакли, радиопостановки и литературные чтения
Думаю, даже самый заядлый любитель лошадей, не станет утверждать, что им свойственны такие качества, как доброта, отзывчивость и преданность. Существа, которые не смотрят вам прямо в глаза, а только поглядывают искоса, со страхом и недоверием или примериваясь, куда бы получше вас лягнуть. Я мог бы пойти гораздо дальше и заявить, что из всех домашних любимцев, которых знает человечество, лошади одни способны вызывать совершенно безответную страсть. Считаю эти предварительные замечания необходимыми для того, чтобы доказать, что моя безнадежная любовь к Чу-Чу не была какой-то индивидуальной аномалией. Это была юная и необъезженная лошадка — она успела уже стряхнуть со своей спины всех в караване, кто ни пытался ее оседлать, и, хотя была вся покрыта пылью, все же видно было, что масти она удивительно красивой, а таких огромных блестящих глаз я в своей жизни никогда не видел.