Книги читця: Елена Харитонова

Возвращение к началу

Возвращение к началу

0:44:09
Фантастика, фэнтези
В ней проснулась способность чувствовать двери, и это было связано с общей гаммой чувств вообще. Если признаться сейчас, он станет следовать за ней неотступно, опасаясь возможного прохода и, волей-неволей, будет мешать. Эл не хотелось, чтобы он бросал все свои занятия и занимался ею. Алик запустил механизм возврата ее способностей, Дмитрий подтолкнул ее еще дальше. Тиамит был прав, предсказывая, что наступит момент, когда Алик будет сам не рад ее способностям. Все только начиналось, начиналось опять. Сосредоточенно ловить присутствие прохода было изматывающей процедурой, другое дело — определить порядок, расположение, периоды активности, а тут время имело место. Если освоиться — вопрос с перемещениями будет решен. Они не заблудятся, куда их не забрось. Система исчислений Самадина была, как хорошее клише, с того, чем Эл пользовалась в мирах владыки. Тут уместна аксиома, что подобие в мироздании — это гибкий закон.
Матрёнин двор. Случай на станции Кочетовка

Матрёнин двор. Случай на станции Кочетовка

3:39:28
Аудиоспектакли, радиопостановки и литературные чтения
Тексты «Матренин двор» и «Случай на станции Кочетовка» были впервые опубликованы в январской тетради «Нового мира» за 1963 год под шапкой «Два рассказа». Это была вторая публикация рассказов Солженицына. Главный редактор «Нового мира» Александр Твардовский не сразу решился принять рассказы к печати. Успех «Одного дня Ивана Денисовича» (опубликован 18 ноября 1962 года) убедил его назначить повторное редакционное обсуждение и напечатать таки эти тексты.
Мёртвые души. Том второй

Мёртвые души. Том второй

10:17:02
Аудиоспектакли, радиопостановки и литературные чтения
В июне 1845 Гоголь сжигает первоначальную редакцию второго тома «Мертвых душ», В 1849 он читает у Смирновой, Шевырева, Аксаковых главы второго тома «Мертвых душ», в июле — начале августа 1851 Гоголь читал Шевыреву под большим секретом новые главы второго тома «Мертвых душ». 26 января 1852 последовала кончина Е. М. Хомяковой (жены А. С. Хомякова и сестры Языкова), которая произвела на Гоголя глубокое впечатление. 7 февраля 1852 он едет в свою бывшую приходскую церковь, исповедуется и причащается Святых Христовых Тайн. В ночь с 11 на 12 февраля сжигает рукописи второго тома «Мертвых душ» (черновые наброски отдельных глав этого тома, вместе с рукописями «Размышлений о Божественной Литургии», были обнаружены после смерти писателя в его бумагах). 18 февраля 1852 Гоголь соборовался и еще раз приобщался Святых Тайн. Кончина писателя последовала 21 февраля 1852, около 8 утра. Вскоре после похорон Гоголя все находившиеся в квартире его бумаги, все до последнего листка, были переданы графом А. П. Толстым — С. П. Шевыреву. Шевырев занимался в Москве разбором бумаг покойного Гоголя. В числе их оказалось несколько оконченных глав второго тома «Мертвых душ» и несколько отрывков из второй, а может быть даже и третьей части. Рукописи эти, очевидно, были черновые, с таким множеством помарок, что разобрать их было делом весьма трудным. Шевырев, которому Гоголь успел прочесть почти весь второй том, мог один только, по памяти, восстановить текст, ближе всего подходивший к той редакции, которая была сожжена. При содействии племянника покойного Гоголя, г. Трушковского, труд этот был кончен весною 1853 года.
Секретарша на батарейках

Секретарша на батарейках

4:13:48
Аудиоспектакли, радиопостановки и литературные чтения
Да-да, вы не ослышались! Я самая настоящая секретарша на батарейках. Работаю и днем и ночью. А все потому, что мой новоявленный шеф Дима Куманиев загадочным образом исчез, бросив меня одну. А мне нужно во что бы то ни стало выяснить, кто же кокнул сына богатой старухи Анисьи Петровны Девель. А подозреваются все! Я не имею права выкинуть из «черного списка» даже внука старухи Юрия, хотя он мне чертовски нравится. А может быть, я влюбилась? Но чувства работе не помеха. Не будь я Марина Гущина, если не отыщу в этой сумасшедшей семейке ту самую ложку дегтя, которая, как известно, портит всю бочку мела… Всем известно: дамам, которым перевалило за девяносто, отказывать ни в чем нельзя. Сами понимаете, расстроишь пожилую леди, а она возьмет — и… Короче, угрызения совести будут мучить потом всю жизнь. Поэтому, когда 93-летняя Анисья Петровна Девель потребовала у частного детектива Дмитрия Куманцева немедленного расследования несчастного случая со смертельным исходом, произошедшего с ее сыном, совсем молодым семидесятилетним человеком, Диме оставалось только, не откладывая, приступить к делу. Вся беда в том, что госпожа Девель подозревает, что несчастный случай был подстроен одним из многочисленных членов семьи. А потому Диме надлежит поселиться в дачном поселке по соседству, втереться в доверие к многочисленным Девелям — внукам, невесткам и даже правнукам бабули — и вывести негодяя на чистую воду. Лучше всего, считает госпожа Девель, втираться в доверие на почве игры в гольф.