Книги читця: Джахангир Абдуллаев

Мороз

Мороз

0:16:24
Классика
Народные гуляния в разгар Крещенских морозов сводят в губернаторском павильоне весьма пожилых и очень состоявшихся людей. Каждому из них есть что вспомнить, глядя на веселую суету катка, озябших музыкантов и заиндевелых полицейских.
Мошенники поневоле

Мошенники поневоле

0:15:58
Классика
Юмористический рассказ о людях, нетерпеливо ожидающих Нового года и переводящих стрелки на часах.
Моя жизнь (Рассказ провинциала)

Моя жизнь (Рассказ провинциала)

4:33:27
Классика
Мисаил Полознев по прозвищу «Маленькая польза» — провинциальный дворянин, сын всеми уважаемого архитектора. Ему уже 25 лет, а он никак не может найти свое место в жизни. Побывал и в телеграфистах, и в вольноопределяющихся, и в фармацевтах... В конце концов он начинает работать простым маляром. Среди жителей маленького городка, в котором правят кумовство и взяточничество, такое событие не может остаться незамеченным — общество отворачивается от героя. И невозможно предугадать, чем обернется выбор Мисаила. Преодолением нравственного кризиса, билетом в новую жизнь? Или добровольной изоляцией, регрессом, окончательным падением?
Моя жизнь (Рассказ провинциала)

Моя жизнь (Рассказ провинциала)

7:09:34
Классика
Мисаил Полознев по прозвищу «Маленькая польза» — провинциальный дворянин, сын всеми уважаемого архитектора. Ему уже 25 лет, а он никак не может найти свое место в жизни. Побывал и в телеграфистах, и в вольноопределяющихся, и в фармацевтах… В конце концов он начинает работать простым маляром. Среди жителей маленького городка, в котором правят кумовство и взяточничество, такое событие не может остаться незамеченным — общество отворачивается от героя. И невозможно предугадать, чем обернется выбор Мисаила. Преодолением нравственного кризиса, билетом в новую жизнь? Или добровольной изоляцией, регрессом, окончательным падением?Примечание:Едва был окончен «Дом с мезонином», рассказ, направленный против теории «малых дел», как Чехов принимается за произведение, в котором изображает трагедию человека, пытавшегося претворить в жизнь толстовские идеи. Из письма к Чехову редактора журнала «Нива» А. А. Тихонова (от 25 марта 1896 г.) известно, что начата повесть в феврале 1896 г. 27 апреля писатель извещает Тихонова: «…рассказ, который я пишу для «Нивы», уже подваливает к концу второго листа… сюжет из жизни провинциальной интеллигенции». 16 июня отправляет часть рукописи в журнал: «…посылаю Вам заказной бандеролью свою повесть. Это не половина, а лишь первая треть. Что успел переписать, то и посылаю… Придется исправлять во многом, ибо это еще не повесть, а лишь грубо сколоченный сруб, который я буду штукатурить и красить, когда окончу здание». И только ко 2 августа повесть была закончена. Беспокоило писателя заглавие повести: «Я телеграфировал Вам название повести: «Моя жизнь». Но это название кажется мне отвратительным, особенно слово «моя». Не лучше ли будет «В девяностых годах»? Это в первый раз в жизни я испытываю такое затруднение с названием» (А. А. Тихонову, 13 сентября). Отвечая 19 сентября Чехову, Тихонов просил его оставить заголовок «Моя жизнь»: «Не знаю, почему Вам так не нравится название «Моя жизнь». Мне оно понравилось своей простотой. Оно, правда, не дает точного представления о содержании повести, но удивительно хорошо гармонирует с ее тоном, со стилем, которым она написана. Напротив, «В 90-х годах» мне кажется претенциозным и более подходящим для исторической повести». Чехов согласился: «Если название «Моя жизнь» нравится Вам, то пусть оно и остается» (24 сентября). В повести отразились многие таганрогские впечатления Чехова. Как вспоминает его земляк, П. Сурожский («Приазовский край», 1914, № 172), в описании города и в характеристике общества воссоздан именно Таганрог. М. П. Чехов, припоминая «строгость семейного режима» в их детстве, утверждает, что «этот режим все-таки оставил в душе Антона Павловича неприятный след и в его повести «Моя жизнь» есть много автобиографических черт». Кроме того, слова Редьки «Как это он ловко все пригнал!» были произнесены когда-то дядей А. П. Чехова, М. Е. Чеховым, об авторе фарса «Маменькин сынок». Образы Карповны и Прокофия во многом списаны с тетушки Федосьи Яковлевны и «некоего мясника Прокофия Алексеевича», которому действительно принадлежит фраза: «Я вам, мамаша, могу снисхождение сделать. В сей земной жизни буду вас питать на старости лет в юдоли, а когда помрете, на свой счет похороню…» Однако наказан розгами был не он, а купец Китаев из Нижнего Новгорода, в самом деле говоривший во время холеры против докторов («А. Чехов и сюжеты», с. 12–23). Прототипом главного героя повести, как считал Л. Н. Толстой, «послужил небезызвестный опрощенец князь В. В. Вяземский, вызвавший когда-то целый шум в печати» («Чехов в восп.», с. 368). Сразу после появления повести в журнале писатель И. Л. Леонтьев-Щеглов писал Чехову: «Благодарю Вас много, много, в качестве читателя «Нивы» за Ваш превосходный (со всех сторон) рассказ «Моя жизнь». Вот она, г-жа литература, в ее настоящем виде!» (1 января 1897 г.) 13 декабря отозвался И. Е. Репин: «Моя жизнь» — вот что тронуло меня и произвело глубокое впечатление. Какая простота, сила, неожиданность; этот серый обыденный тон, это прозаическое миросозерцание являются в таком новом увлекательном освещении; так близка душе делается вся эта история! Действующие лица становятся родными, и их жаль до слез. И как это ново! Как оригинально! А какой язык!..» (И. Е. Репин. Письма к писателям и литературным деятелям, с. 141). Очень высоко ценил повесть М. Горький. «Вчера я прочитал «Мою жизнь». — Роскошь!» — пишет он Е. П. Пешковой 22 марта 1899 г. А в 1925 г., говоря о «гигантской политической роли» русской литературы, среди произведений, служивших этой цели, называет и «Мою жизнь» («Горький и Чехов», с. 169).
Мужики

Мужики

1:27:23
Классика
Лакей при московской гостинице «Славянский Базар», Николай Чикильдеев, заболел. У него онемели ноги и изменилась походка, так что однажды, идя по коридору, он споткнулся и упал вместе с подносом, на котором была ветчина с горошком. Пришлось оставить место. Какие были деньги, свои и женины, он пролечил, кормиться было уже не на что, стало скучно без дела, и он решил, что, должно быть, надо ехать к себе домой, в деревню. Дома и хворать легче, и жить дешевле; и недаром говорится: дома стены помогают. Приехал он в свое Жуково под вечер. В воспоминаниях детства родное гнездо представлялось ему светлым, уютным, удобным, теперь же, войдя в избу, он даже испугался: так было темно, тесно и нечисто. Приехавшие с ним жена Ольга и дочь Саша с недоумением поглядывали на большую неопрятную печь, занимавшую чуть ли не пол-избы, темную от копоти и мух. Сколько мух! Печь покосилась, бревна в стенах лежали криво, и казалось, что изба сию минуту развалится. В переднем углу, возле икон, были наклеены бутылочные ярлыки и обрывки газетной бумаги — это вместо картин. Бедность, бедность! Из взрослых никого не было дома, все жали. На печи сидела девочка лет восьми, белоголовая, немытая, равнодушная; она даже не взглянула на вошедших. Внизу терлась о рогач белая кошка…
Мужики

Мужики

2:56:18
Классика
Николай Чикильдеев, лакей при московской гостинице «Славянский базар», из-за болезни вынужден оставить службу. Вместе со своей женой Ольгой и дочерью Сашей он приезжает в родную деревню Жуково. Возвращение в родительский дом оборачивается кошмаром. Нищета, невежество, взаимная злоба и повсеместное равнодушие, бытовое насилие и отчаянное пьянство, грязь и мрак…Примечание:В одном из самых тяжелых произведений отечественной литературы дореволюционная русская деревня предстает не воспетой славянофилами патриархальной идиллией, а скорее дополнительным кругом дантовского ада. «…Ей было жаль расставаться с деревней и с мужиками. Она вспоминала о том, как несли Николая и около каждой избы заказывали панихиду и как все плакали, сочувствуя ее горю. В течение лета и зимы бывали такие часы и дни, когда казалось, что эти люди живут хуже скотов, жить с ними было страшно; они грубы, нечестны, грязны, нетрезвы, живут не согласно, постоянно ссорятся, потому что не уважают, боятся и подозревают друг друга. Кто держит кабак и спаивает народ? Мужик. Кто растрачивает и пропивает мирские, школьные, церковные деньги? Мужик. Кто украл у соседа, поджег, ложно показал на суде за бутылку водки? Кто в земских и других собраниях первый ратует против мужиков? Мужик. Да, жить с ними было страшно, но все же они люди, они страдают и плачут, как люди, и в жизни их нет ничего такого, чему нельзя было бы найти оправдания. Тяжкий труд, от которого по ночам болит все тело, жестокие зимы, скудные урожаи, теснота, а помощи нет и неоткуда ждать ее. Те, которые богаче и сильнее их, помочь не могут, так как сами грубы, нечестны, нетрезвы и сами бранятся так же отвратительно; самый мелкий чиновник или приказчик обходится с мужиками как с бродягами, и даже старшинам и церковным старостам говорит «ты» и думает, что имеет на это право. Да и может ли быть какая-нибудь помощь или добрый пример от людей корыстолюбивых, жадных, развратных, ленивых, которые наезжают в деревню только затем, чтобы оскорбить, обобрать, напугать?..» Слово от чтеца Впервые повесть «Мужики» озвучена полностью, включая 10-ю и 11-ю главы. Для слушателей аудиокниг предоставляется две версии: с музыкальным сопровождением и без. Аудиофайлы без музыкального сопровождения располагаются ниже с цифровым обозначением «о2».
Мутация

Мутация

0:11:18
Фантастика, фэнтези
Доктор Кэрри вычисляет людей с генетическими отклонениями в двадцать второй хромосоме. Последствия этого отклонения неясны, но у этих людей, как и у любых других генетических мутантов, аннулируются все гражданские права.
Мыслитель

Мыслитель

0:19:48
Классика
В знойный полдень под листвой старой липы после трех выпитых бутылок водки тюремный смотритель Яншин и его гость, штатный смотритель уездного училища Пимфов завели разговор о грамматике и пунктуации русского языка.
На большой дороге

На большой дороге

1:07:47
Классика
Пьеса «На большой дороге» плюс рассказ «Осенью»! Примечательно, что у А.П.Чехова есть сочинения схожие по содержанию и идее, но разные по жанру, например, представленные здесь пьеса «На большой дороге» и рассказ «Осенью». Рассказ «Осенью» входит во 2-й том 30-томного собрания сочинений и писем А.П.Чехова, а пьеса «На большой дороге» — в 11-й. Идентичные по идее и содержанию оба произведения представляют собой социально-психологическую драму. Этюд «На большой дороге» описывает ночное происшествие в кабаке, где на приют от непогоды собралась разношёрстная компания: странники, богомольцы, бродяги и даже разорившийся и спившийся помещик. Вот про их судьбы и рассказывается в пьесе. Что касается рассказа «Осенью», то он представляет собой сокращенную версию, где нет тех персонажей, которые есть в пьесе, например, в рассказе нет бродяги Мерика. Вы можете начать прослушивание либо с пьесы, либо с рассказа.
На пути

На пути

1:22:36
Классика
Однажды в зимнюю рождественскую ночь принесла нелегкая в трактир казака Семена Чистоплюя  барышню Иловайскую. Была непогода, вьюжило, но девушка спешила к отцу и брату, чтобы в рождественскую ночь вместе разговеться. В трактире также остановились Лихарев и его восьмилетняя дочь Саша. Девочка раскапризничалась — у нее разболелось плечо от долгой дороги. Девочку стали успокаивать Иловайская и Лихарев. Когда ее уложили спать, Иловайская и Лихарев разговорились — каждый стал рассказывать о себе. СЛОВО ОТ ИСПОЛНИТЕЛЯ На мой взгляд занятная беседа получилась в рассказе. Вызывает особенный интерес судьба 42-летнего Лихарева и его взгляды в отношении женщин. Из речи Лихарева можно вырвать много познавательных цитат. Главное, что его речь не циничная, скажем, как у того же скрытого дьявола во плоти Лорда Генри Уоттона из «Портрета Дориана Грея» Оскара Уайльда в отношении женщин. Вот, почему Иловайская, как я думаю была под глубокими впечатлением от слов Лихарева. И все же, лучше послушать сей рассказ в моем оригинальном исполнении, где я расставил все акценты, учитывая не только просодию звучащего текста, но и не совсем ясный смысл произведения в целом. Приятного прослушивания!
На пути в Бабадаг

На пути в Бабадаг

11:46:53
Роман, проза
Анджей Стасюк — одна из ключевых фигур современной польской прозы. Русскому читателю известны его роман «Белый ворон», повесть «Дукля», рассказы и эссе. «На пути в Бабадаг» — повествование о путешествии по Центральной Европе, включающее элементы приключения, эссеистики, путевой прозы. Польша, Словакия, Венгрия, Румыния, Словения, Албания, Молдова — автор пересекает их на машине, автостопом, на поезде, пешком. Порой он возвращается к увиденным ранее местам, заново осознавая себя самого в первую очередь как центральноевропейца. После 1989 года вопрос «европейскости» или «центральноевропейскости» этих стран встал достаточно остро. Для польского сознания принадлежность к Европе, самоидентификация с ней — больная и сложная тема, включающая в себя множество переживаний: ностальгию, мечту, скрытые комплексы и прочее. А. Стасюк уже обращался к этой проблеме, однако впервые он делает это на столь огромном, разнообразном и увлекательном материале. Кроме того, здесь писатель сознательно отказывается от соотнесения Центральной Европы с Западом и Востоком. Он описывает это пространство, не защищенное от исторической стихии, неустойчивое, непостоянное, с размытыми границами, как не просто уникальное, но словно бы единственное на свете. Содержание:Ангелы и демоны периферии Этот страх Словацкая «двухсотка» Решинари Наш батько Описание путешествия через восточную Венгрию на Украину Бая-Маре Цара Секуилор, Секейфёльд, Секлерланд Страна, с которой началась война Шкиперия Молдова Паром в Галац Палатка, разбитая на новом месте Дельта На пути в Бабадаг
На пути к прекрасному

На пути к прекрасному

3:25:50
Биографии, мемуары, ЖЗЛ
Обаяние искусства Чингиза Ахмарова не объяснить лишь поэтическими образами, он создал свой художественный мир красоты и поэзии. Это — путь к прекрасному, о котором хочет сказать художник своим творчеством; путь, который он выбирает сам, чтобы сделать его видимым и желанным для многих и многих людей.
На святках

На святках

0:12:37
Классика
В святочную неделю родители, живущие в глубокой деревне, пишут письмо семье дочери в Петербург, не зная, жива она или нет.
Навозный жук летает в сумерках...

Навозный жук летает в сумерках...

9:36:57
Для детей, аудиосказки, стишки
Повесть о подростках провинциального шведского городка, которые соприкоснулись с загадочными событиями, связанными со старинной усадьбой по-соседству. Начав собственное расследование, они узнают давно забытую историю, которая началась в XVIII веке, и невольно становятся её частью. Кто бы мог подумать, что из забытой богом шведской глубинки нити событий протянутся и в Древний Египет, и по другую сторону жизни и смерти...
Налим

Налим

0:23:08
Классика
О том, как несколько человек пытались поймать рыбу.