Книги читця: Джахангир Абдуллаев

Жалобная книга

Жалобная книга

4:56:16
Юмор, сатира
А.П. Чехов начинал свою литературную деятельность как автор небольших юмористических рассказов и фельетонов, подписывая их псевдонимом Антоша Чехонте. Аудиоверсия избранных произведений, относящихся именно к этому, раннему периоду творчества выдающегося писателя вошли в эту аудиокнигу.
Живой товар

Живой товар

2:53:39
Классика
Повесть «Живой товар» — это история о любовном треугольнике с необычной развязкой, в конце котрой выясняется, что… В общем, лучше послушать — и до конца! Ну, а если что, почитайте.
Жизнь после смерти

Жизнь после смерти

0:36:17
Ужасы, мистика, хоррор
Всё началось с того, что Билл Эндрюс умер. Умер и оказался в странном месте: в коридоре со старыми фотографиями на стене, где единственно открытая дверь ведёт в кабинет некоего управляющего…
За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь

За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь

0:13:03
Классика
Майор Щелколобов проснулся в отвратительнейшем настроении. Он узнал, что супруга его не любит...
За яблочки

За яблочки

0:17:00
Классика
Про помещика самодура. «Если бы сей свет не был сим светом, а называл бы вещи настоящим их именем, то Трифона Семеновича звали бы не Трифоном Семеновичем, а иначе; звали бы его так, как зовут вообще лошадей да коров. Говоря откровенно, Трифон Семенович — порядочная таки скотина. Приглашаю его самого согласиться с этим. Если до него дойдет это приглашение (он иногда почитывает «Стрекозу»), то он, наверно, не рассердится, ибо он, будучи человеком понимающим, согласится со мною вполне, да, пожалуй, еще пришлет мне осенью от щедрот своих десяток антоновских яблочков за то, что я его длинной фамилии по миру не пустил, а ограничился на этот раз одними только именем и отечеством».
Звёздный бродяга

Звёздный бродяга

0:25:23
Фантастика, фэнтези
Рассказчик — автор фантастических произведений. Первые его опыты были неудачны — он не мог перенести на бумагу те кошмарные сны, которые часто видел. И тогда он решил почитать что-нибудь из числа древних запретных книг: «Некрономикон» или «Книгу Эйбона». Однако найти удалось только «De Vermis Mysteriis» («Тайны червей») Людвига Принна. Чтобы перевести текст с латыни, писатель отправляется к своему другу. Лучше бы он этого не делал… ДРУГОЕ НАЗВАНИЕ The Shambler from the Stars [ориг.]; Пришелец со звёзд
Звёздный скиталец

Звёздный скиталец

12:51:36
Фантастика, фэнтези
Роман «Звездный скиталец» продолжает традиции мастеров современной научной фантастики, ставя проблему необратимости человеческого деяния, ответственности каждого за судьбы других, за счастье грядущих поколений. Герои повестей — наши современники. Ничем не примечательные на первый взгляд, они со всей полнотой раскрываются в кризисных ситуациях, когда от их решения зависит судьба, а порою и жизнь человека. Разные профессии, возраст, склад характера — и общее для всех обостренное чувство гражданского долга, готовность к самопожертвованию. И воспринимают они это как само собой разумеющееся, не мыслят себя иначе, ибо живут по законам нравственности и морали.
Зеленая коса

Зеленая коса

1:11:57
Классика
Рассказ повествуется от первого лица, бывшего репетитора Оли, дочки хозяйки дачи «Зеленая Коса», Марьи Егоровны Микшадзе. Дача расположена на горе у берега Черного моря. Чехов даёт подробное описание окружающей среды и хозяйки дачи. Марья Егоровна, дама 50-ти лет, довольно своенравная, но гостеприимная хозяйка. У неё на даче живет дочь Оля 19 лет от роду. Оля учится в консерватории музыке и говорит по-французски. Постояльцы дачи любят Олю, она — душа компании, среди которых «обитатели Зеленой Косы», гости и соседи. Среди прочих находится отставной поручик-артиллерист Егоров, в которого влюблена Оля… СЛОВО В ранних произведениях А.П. Чехова дача нередко становится описываемых событий. Как правило «дачный текст» выявляется в коротких рассказах, с характерными чертами анекдота, в которых изображены комические ситуации, нелепые поступки, недостатки или слабости героев. «Зеленая Коса» (1882) – произведение особенное уже тем, что автор определяет его как «маленький роман», состоящий из двух глав. Первая глава – вводная – посвящена описанию дачи «Зеленая коса» на берегу Черного моря и её владельцев – княгини Марьи Егоровны Микшадзе и её дочери Оли, а вторая – событиям, произошедшим на этой даче, – одной «из глупых средневековых историй». Рассказчик – дачник, приезжавший каждое лето по приглашению хозяев, – лицо автобиографическое. Кроме того, как отмечают комментаторы, некоторые персонажи маленького романа (Е.П. Егоров, М.П. Коробов и др.), – реально существующие люди, друзья А.П. Чехова. Точка зрения рассказчика-поэта обозначена с самого начала. «Романное мышление» рассказчика выражается в оформлении того, чему он стал очевидцем, в особую форму. События, произошедшие на берегу Черного моря в средневековом замке, становятся основой для написания целого романа. Его романтическая настроенность, «поэтический» взгляд на мир, позволяет создать живописный пейзаж, становящийся текстом. Дача представляет собой подобие средневекового замка «со своими башенками, шпицами, зазубринами, шестами». Описание её, выполненное в романтическом ключе («смиренная красота, «сад с аллеями, фонтанчиками, оранжереей», «кокетливый ветерок», «ясное небо», включает и персонификацию, и интроспекцию. «Зеленая Коса» в повествовании рассказчика – «прелестная дача», «дивная прелесть», «чудное местечко». Особый ритм произведения задан дачными сроками: «дачный сезон» начинается с мая и заканчивается в сентябре («Мы ежегодно в мае съезжались на Зелёной Косе», «Мы приезжали и гостили до сентября». Своеобразным обрамлением как дачного сезона, так и «романа», является приглашение княгини и Оли: «Каждый март нас приглашали на Зелёную Косу два письма…». Незавершенность создается кольцевой композицией, несущей идею цикличности, что предполагает продолжение романа («Вскоре я должен получить два письма», «В мае я еду опять на Зелёную Косу». Поэтическое восприятие дачи омрачается прозой жизни – строгая и капризная хозяйка-княгиня – «самое серое пятно»; самое светлое воспоминание –её дочь Ольга, без которой «поэзия Зеленой Косы была бы неполной». В моделировании персонажей преобладает принцип каламбурности. Княгиня предстает раскатывающей на двух своих коньках («Этикет – ее конек. Что она жена князя – это ее другой конек». Её поведение характеризуется как «вечное и ужасное пересаливание». Переносный план этой формулы сводится к этикетности: она «враг ветрености и легкомыслия, любит молчание», считает неприличным улыбаться, любит читать нотации и т.д. Для рассказчика-поэта Марья Егоровна – «жена не то грузина, не то черкеса-князька». Так работает принцип неточности: подчеркивается несколько ироничное отношение к барыне, для которой знатность – высшая добродетель. Лаконичное описание княгини (в духе авторской афиши к драме), несколько противоречивое, постоянно уточняется по ходу сюжета (не строгая, а капризная; любила нас, но упрекала, терзала и т.д.). Тем не менее, Зеленая Коса для дачников представляется земным раем, главной особенностью которого является его музыкальность (плеск моря и шепот деревьев, сопрано Ольги, теноры и басы дачников и т.д.). В знак противостояния «темному началу» – княгине – дачники сколачивают целую банду («Да и издевались же мы над старухой!», состоящую их дачников, захвативших лишние комнаты средневекового замка, и соседей. Фамилии «бандитов» усиливают игровую атмосферу, царящую на Зеленой Косе: доктор Яковкин, газетчик Мухин (усеченный фразеологизм: «делать из мухи слона»), магистр физики Фивейский (ассоциации с древними математиками, связанными с Фивами). Сам же герой-рассказчик – бывший репетитор Ольги – подчеркивает несерьезность обучения: «научил ее плохо говорить по-немецки и ловить щеглят». В игровой атмосфере дачи, будучи втянутыми в ритуалы княгини, дачники в борьбе с правилами княгини используют невинные детские шалости: заносили куда-нибудь ее ножницы, забывали, где ее спирт, не умели найти ей наперстка», наказание за которые следует незамедлительно. Комически обыгранные суды с маскарадными действиями («Иногда для потехи кто-нибудь из нас провинится в чем-нибудь и по донесению призывается к старухе» завершались дарованным княгиней помилованием и всеобщим гомерическим хохотом. В романе своеобразно реализуется проблема «отцов» и «детей»: «Она привыкла к нам, как к детям...», «Кто моложе ее хоть на один год, тот молокосос» – в этих характеристиках княгини проявляется её отношение к младшему поколению. Именно поэтому она считает себя в праве вмешиваться в дела дачников и учить их жизни. Такую же позицию она занимает и в отношении к дочери: «считала Олю дитятей», «ставила ее в угол». Поистине драматической представляется сцена столкновения точек зрения отцов и детей: «Не вам, молокососам, учить меня, старуху. Знаю, что делаю. Вы люди умные, а я дура… С богом, сударики!.. Век вам буду благодарна!». Вечный конфликт отцов и детей обнаруживает противостояние двух поколений, основанное на разнице во взглядах, влиянии новых «идей» на традиционный уклад жизни. Деление всех окружающих на князей и «не-князей» («выражала нам сожаление, что мы не князья» свидетельствует о важности для неё княжеского титула, о благородности его обладателей, древности рода. Потому даже юмористическая заметка о кавказских князьях в «Стрекозе» столь обидна для княгини («Княгиня встала из-за стола и молча вышла». Дерзость Егорова, посягнувшего на идею рода, расценивается как оскорбление. Упоминание в начале произведения о сентиментальных романах не случайно: дачный сюжет в «Зеленой Косе» пародирует рыцарские романы. Князь Чайхидзев (жених), поручик Егорова (рыцарь) и Ольга (Прекрасная Дама) составили любовный треугольник. Описание соискателей руки Оли контрастно. Чайхидзев – «довольно ограниченный малый», «пучеглазый, узкогрудый», на балу «болезненно улыбался и чувствовал, что неловок», намеревался исполнить священную волю отцов. Поручик Егоров – «красив, удачно острит, много молчит и военный», прежде был любимцем княгини, а теперь ненавистный ей. В именах персонажей романа соединяется христианская, античная мифология и фольклорные мотивы. Егор – русская форма греческого имени Георгий, «возделывающий землю», – это одно из имен Зевса. Как и верховное божество Зевс, княгиня является центральной фигурой, руководящей всеми на «Зеленой Косе». Мария – «Госпожа». В связи с именем княгини возникает фольклорный мотив. Героиня русских сказок – Марья Моревна. Но именно поручик нарушает её планы, влезая в её дела. А потом заглаживает вину, написав длинное письмо. В этой ситуации реализуется другое значение его имени: др.греч. – «хорошо пишущий». С именем Егор связан и символический план романа, разворачивающийся в сюжете. Евграф Егоров становится Георгием Победоносцем, змееборцем, освобождающим царскую дочь от гибели. Поручик внешне схож с Георгием, который изображался в виде прекрасного юноши. Змеиные черты содержит описание («затянутый в тесный фрак» как в кожу змеи) и поведение Чайхидзева («хотелось блеснуть хоть чем-нибудь». Обращает на себя следующее соотношение: фамилия поручика – Егоров, а отчество княгини – Егоровна; в этом – своеобразный знак судьбы, указывающей на родство. Бал, на котором намечался сговор, превратился в карнавал с переворачиванием полюсов мира. «Верх», т.е. короли (Марья Егоровна и князь Чайхидзев), и «низ» (Егоров и «дачная банда») меняются местами. Карнавал заканчивается полным развенчанием королей. Заговор дачников удался: «Княгиня выходила из себя и нюхала спирт», «сердилась, стыдилась гостей, жениха», её «разбирало бешенство», а жених-«дуралей» только пожимал плечами. С одной стороны, проделки «дачной банды» разрушают старые добрые обычаи («Идея двух отцов порвалась у самого исполнения». Но, с другой стороны, сами традиции представлены с точки зрения молодого поколения как «глупые» и «дикие». Помолвка детей совершается по приказу пьяных князей, но с соблюдением всех ритуальных действий: целование, обмен кольцами и т.д., – в этом глупость этой средневековой истории. Напоминанием о воле отцов становится фотокарточка, на которой были сняты будущие супруги, – «мишень для бесчисленного множества острот». Карточка – знак обета Оли: «И это воля папы! – говорила она нам, и говорила с некоторою гордостью, как будто бы совершала какой-нибудь громаднейший подвиг. Она гордилась тем, что отец унес с собой в могилу ее обещание». Оборот «как будто бы» создает особый художественный эффект: верность данному слову – «подвиг» в глазах Оли и «глупость» в глазах молодежи (эпитет «какой-нибудь», отнесенный к «подвигу», усиливает неоднозначность высказывания и подчеркивает «ложность» не свершенного пока еще поступка). Княгиня, как настоящая владычица, требует послушания от всех. Её требованиям более всех соответствует Чайхидзев, почтительнейше отвечающий на её письма и относящийся серьезно к игре в пикет. Своих дачников она также желает видеть на балу «послушными и завитыми, как пудели; чтобы не шумели; чтобы в комнатах было благоприлично». Внешнее послушание, однако, не мешает друзьям в осуществлении своих планов. Именно нарушение её запретов приводит к избавлению Оли от Чайхидзева. Сюжетная история строится на обыгрывании архетипического сюжета и оппозиции живое/мертвое. Розыгрыш Ольги превращается в настоящее театральное представление, в котором каждый играет свою роль. Рассказчик становится проводником, ведущим её в глубину сада как будто в потусторонний мир, в мир мёртвых («я попудрился, чтоб казаться бледным, своротил в сторону галстук и с озабоченным лицом и с всклокоченными волосами подошел к Оле». Умирающий Егоров нуждается в спасении: «Он умирает… Спасите его, Ольга Андреевна!» – так похищена невеста. Остальные члены банды способствуют нагнетанию обстановки, пробегая мимо с «озабоченными, испуганными лицами». «Кровь остановилась… – шепнул мне магистр физики так, чтобы услышала Оля». Желаемый эффект достигнут: Оля дрожала со страха, залилась слезами. «Освещенный луною поручик, бледный от перепоя» действительно выглядит как мертвец. Так пародийно реализуется традиционный балладный мотив мертвого жениха. Но «мистическая» сцена заканчивается счастливо: влюбленные обретают друг друга, а сад становится их укрытием. «Умирающий» от любви Евграф, благодаря проделкам банды, получает то, о чем мечтал, – Олю. Оля, по словам рассказчика, «пляшет как сама Терпсихора». Эта муза в мифологии – спутница Диониса, бога виноделия и веселья, С Дионисом в романе ассоциируется Егоров: его описанию сопутствует мотив опьянения. Он пьян и от алкоголя («пьян как стелька и спал мертвецки», «бледный от перепоя», пропитан водочным запахом), и от любви и счастья («Мы посмеялись над опьяневшим от счастья Егоровым». Мотив опьянения связывает персонажей романа. Марье Егоровне сопутствует запах спирта («забывали, где ее спирт», «нюхала спирт»). «Запах спирта» обладает двойной семантикой: он, с одной стороны, действует как опьяняющий, а с другой – как отрезвляющий (резкий запах приводит в чувства). Рассказчик, наслаждающийся благоуханием олеандров, также находится во власти опьянения: ароматный цветок очень ядовит и может вызвать головную боль и головокружение. Зеленая Коса с её садами и оранжереями, свежестью моря предстает неким волшебным пространством, наполненным одурманивающими запахами. Пародийный мотив мертвого базируется на другом – мотиве подмены жениха: нареченный жених Чайхидзев, оказавшись в неловком положении, вынужден покинуть Зеленую Косу, а ненавистный княгине Егоров добивается её расположения. Нарушив волю родителей, Ольга совершает поступок, недостойный дочери и невесты князя, чем вызывает гнев матери. Тяжелое дорогое платье, «сшитое специально для встречи жениха» – «тяжелые вериги», олицетворение тяжести обещания. После свидания Оля шла, «приподняв немного платье и показывая свои маленькие башмачки»: «маленькие башмачки» становятся символом скрытых ранее и вырвавшихся наружу чувств. Несоблюдение традиций, неисполнение воли князя Микшадзе, приводит к расколу между дачниками и княгиней. Вопреки законам гостеприимства, даже не «этикетничая», Марья Егоровна прогоняет дачников: «Выпивайте чай и поезжайте отсюда кружить другие головы. Вам не жить со мной, со старухой...» Но «страшно соскучившаяся» княгиня постепенно сменяет гнев на милость. «Мир склеился сам собой» – ассоциируется с восстановлением разбитой чаши. Прежняя жизнь в «земном раю» возобновляется. А.Н. Лапова
Злоумышленник

Злоумышленник

0:18:43
Классика
Ведется следствие по делу откручивания гаек на ж/д. Мужичка Дениса Григорьева поймали с поличным, когда он откручивал гайку на железно­до­рожном полотне. Он этого факта не отрицает, но и не видит в этом вины своей. Следователь также выясняет у пойманного, что и другие климовские мужички отвинчивают гайки, чтобы делать из них грузила для удочек и неводов. Денис Григорьев так и не может понять, что он преступник. Ведь, отвинчивание гаек может привести к тяжелым последствиям — к крушению поездов и гибели пассажиров. Следователь отправляет злоумыш­ленника в тюрьму.
Знак Зорро

Знак Зорро

7:14:48
Приключения, военные приключения
Южная Калифорния прошлого века. Благородный кабальеро под маской разбойника Зорро выступает против произвола и беззакония со стороны губернатора штата и его приспешников. Разящая шпага Зорро жестоко карает угнетателей, восстанавливая справедливость, защищая попранное человеческое достоинство.
Знак четырёх

Знак четырёх

4:41:34
Детективы, триллеры, боевики
Перед вами вторая повесть из серии «Приключения Шерлока Холмса. Полное собрание канонических произведений» Артура Конан Дойла — «Знак четырех» - о знаменитом сыщике Шерлоке Холмсе и его друге, и соратнике докторе Ватсоне. Шерлок Холмс и доктор Ватсон продолжают успешно расследовать преступления. Молодая женщина обращается за помощью к Шерлоку Холмсу — шесть лет подряд она получает посылки с невероятно красивыми жемчужинами. Мэри связывает этот факт с загадочным исчезновением своего отца. Поиск приводит к утерянным сокровищам, принадлежавшим когда-то правителю Агры. Героев ждут опасные приключения: огромное наследство, пропавшие сокровища, таинственное убийство, погоня по Темзе, переодевания, загадочный древний город… А еще любовь с первого взгляда!
И грянул гром

И грянул гром

0:36:59
Фантастика, фэнтези
Научно-фантастический рассказ американского писателя Рэя Брэдбери о том, что небольшие изменения прошлого могут повлечь за собой серьезные изменения. Охота на динозавров — легко. Платите деньги, знакомьтесь с правилами и вперед. Только помните: не сходите с тропы…
И имя ей Герой/монстр. Том 2: Панихида монстра

И имя ей Герой/монстр. Том 2: Панихида монстра

2:40:44
Классика
Вторая глава книги «И имя ей Герой/Монстр» расскажет нам, о судьбе человека, что поднялся с низов до самого верха. Человек, что сам проложил себе дорогу к славе, но пал на нечестивый путь. Так же нам покажут работу магии героя и приоткроют немного секретов о ней. Поведают секретную цель одной из гильдии которая должна перевернуть понимание войны. Приятного прослушивания.
Из огня да в полымя

Из огня да в полымя

0:31:45
Классика
Чиновник Деревяшкин подал в суд на регента церковного хора Градусова за неоднократные публичные оскорбления и потребовал публичного же извинения. При жизни Чехова рассказ был переведен на немецкий, польский, сербскохорватский, словацкий и чешский языки. Жаль, что не на суахили! Можно было бы перввести еще и на аяпанеко, анал, арчинский,! хóõ, туюка, сильбо гомеро… Вот бы еще перевести на линкос и на'ви! Неплохо бы еще  перевести на клингонский язык. Слово от чтеца В этой истории я усмотрел конфликт между неприкрытой правдой и скрытой ложью. Описание неприкрытой правды в образе регента церковного хора Досифея Петровича Градусова выглядит нелестно: "… высокий старик с узким, мало обещающим лбом, густыми бровями и с бронзовой медалькой в петлице". Нарисовалось нечто узколобое, а значит, далеко неумное, грубое и неотёсанное! И, наоборот, скрытая ложь всегда в окружении людей, на ее стороне адвокаты и судьи. Она в образе чиновника Деревяшкина; он же пострадавшая сторона. Можно ли примирить эти противоборствующие стихии в образах Градусова и Деревяшкина? Разумеется, нет! Это — вечный конфликт между неприкрытой правдой и завуалированной ложью. И никакие адвокаты Калякины, как бы они ни старались, а эти две стихии не смогут примирить; судьи же никогда не вынесут справедливый приговор; фарисействующие святые отцы лишь еще дальше пойдут по пути завуалированной лжи, чтобы все замять, скрывая конфликт, скрывая социальный нарыв толщей святых писаний, а такие вот пройдохи Деревяшкины будут пользоваться нашим с вами соглашательством. По сути, все мы на стороне «пострадавшего» Деревяшкина, ибо правда, как всегда, сокрыта от наших глаз, а Градусова мы будет порицать, либо латентно, либо открыто — кто на что горазд. Ведь, у каждого своя правда, не так ли?! Так! И покуда у каждого будет своя правда, то с пройдохами и лжецами всегда можно договориться. И неудивительно, почему все мы так разобщены. И именно пройдохи всегда и во все времена пользовались, пользуются и будут пользоваться нашей разобщенностью! А мы, как всегда, будет беспечно смеяться над тем, как классик художественными средствами и в комической форме изобразил очень серьезную социально-нравственную тему. Слушайте эту историю! Приятного прослушивания!
Изгой

Изгой

0:15:39
Фантастика, фэнтези
«Изгой» (англ. The Outsider) — одно из наиболее часто переиздаваемых произведений Лавкрафта, а также одна из самых популярных историй, когда-либо опубликованных в журнале «Weird Tales». Рассказ описывает ощущение потустороннего и создает атмосферу кошмара, сочетающую в себе темы одиночества, бесчеловечности и загробной жизни. Некоторые критики считают, что «Изгой» представляет автобиографию самого Лавкрафта, который таким оригинальным способом проникает в природу потустороннего. Лавкрафт мог говорить о своей собственной жизни, когда писал: «Я всегда знал, что я посторонний человек и незнакомец в этом столетии». «Энциклопедия Лавкрафта» считает подобный анализ преувеличением, но предполагает, что часть истории «возможно, свидетельствует о самооценке Лавкрафта, особенно в образе того, кто всегда считал себя уродливым, и чья мать хотя бы однажды говорила об отвратительном лице своего сына». © "The Outsider", впервые опубликован в журнале Weird Tales" в 1926 г. © Перевод с английского Яна Шапиро, 1992.